Археология

Домашний кот на Шелковом пути

Домашний кот на Шелковом пути

Домашний кот на Шелковом пути

Редко археологи встречают останки погребенной кошки — найти ее вдоль средневекового Шелкового пути еще реже.

С 2011 года заброшенный город Жаркент, расположенный недалеко от Аральского моря в Казахстане, является объектом международных исследований и экспедиций команды археологов. В прошлом году остроглазый археолог из команды Доктора Эшли Харуда из Университета Мартина Лютера в Галле-Виттенберге, просматривая груды костей животных из раскопок, заметил кости кошки и сразу понял значение находки.

Она собрала международную и междисциплинарную команду, чтобы изучить все аспекты этой кошки и получить всю возможную информацию из почти полного скелета. В результате у нас теперь есть удивительно подробная картина кота, который жил и умер в конце VIII века нашей эры в большой деревне на реке Сырдарья. Рентгеновские снимки, 3D-изображения и тщательный осмотр костей выявили ряд серьезных переломов, которые зажили, а это означало, что люди, должно быть, ухаживали за животным, пока он не мог охотиться. На самом деле о нем заботились довольно хорошо: несмотря на его инвалидность, он достиг возраста значительно более одного года, возможно, нескольких лет. Кроме того, анализ стабильных изотопов показал, что этот кот, скорее всего, питался рыбой, наблюдение, которое также соответствовало бы местной окружающей среде.

Домашний кот на Шелковом пути
Останки раннесредневековой кошки из Жанкента (Казахстан) — Фото А. Харуды

Но еще более интригующим является то, что это научное исследование говорит об отношениях между людьми и домашними животными в то время. Мы знаем из арабских географов 10-го века, что Янгикент (как тогда называли Жанкент) был городом, где у правителя тюркских огузских кочевников были свои зимние жилища. Но это не только два столетия спустя после того времени, когда здесь жил кот: мы также знаем из этнографических исследований, что кочевники не держат кошек — или, скорее, кошки могут временно жить в лагерях кочевников, но они не следуют за движениями кочевников. со своими стадами. Кошки питаются мелкими грызунами, которых привлекают человеческие запасы пищи, в основном зерна, а у кочевников нет больших запасов зерна; такие запасы типичны для деревень и городов, и именно с них началась история кошек и кошачьего содержания.

Таким образом, присутствие Джаника (как археологи начали называть кота) в этом месте подразумевает, что это было достаточно большое поселение с оседлым населением даже за 200 лет до того, как оно было окружено большими стенами и называлось городом.

Это соответствует предварительным представлениям археологов о происхождении Жанкента: поздний город X века вырос из большой рыбацкой деревни, которая уже в VII-VIII веках имела торговые связи с Югом, с иранской цивилизацией Хорезма на реке Амударья. Хорезмийские торговцы должны были интересоваться расположением Жанкента на Сырдарье, реке, которая примерно в то время стала маршрутом Северного Шелкового пути, соединявшего Среднюю Азию (и в конечном счете Китай) с Волгой, Каспийским и Черным морями и Средиземным морем. И именно по одному из этих торговых путей домашние кошки должны были добраться до Жанкента, возможно, с караваном или, что более вероятно, на речном судне или паруснике.

Поскольку Джаник не был пойманным, ручным диким котом, который жил в регионе Аральского моря: древняя ДНК доказала, что он, скорее всего, был истинным представителем вида Felis catus, вида современной домашней кошки. И это делает его самым ранним домашним мышеловом в Евразии к северу от Центральной Азии и к востоку от Китая, около 1200 лет назад.

Источник

По материалам

new-science.ru

Смотреть полностью

Похожее

Back to top button
Close
Close

Adblock Detected

Please consider supporting us by disabling your ad blocker